0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я изобрел вечный двигатель что мне делать

“Вечные двигатели”

О “вечном двигателе”, “вечном движении” часто говорят и в прямом и в переносном смысле слова, но не все отдают себе отчет, что, собственно, надо подразумевать под этим выражением. Вечный двигатель — это такой воображаемый механизм, который безостановочно движет сам себя и, кроме того, совершает еще какую-нибудь полезную работу (например, поднимает груз). Такого механизма никто построить не смог, хотя попытки изобрести его делались уже давно. Бесплодность этих попыток привела к твердому убеждению в невозможности вечного двигателя и к установлению закона сохранения энергии — фундаментального утверждения современной науки. Что касается вечного движения, то под этим выражением подразумевается непрекращающееся движение без совершения работы.

На рисунке ниже изображен мнимый самодвижущийся механизм — один из древнейших проектов вечного двигателя, иногда и теперь возрождаемый неудачливыми фанатиками этой идеи. К краям колеса прикреплены откидные палочки с грузами на концах. При всяком положении колеса грузы на правой его стороне будут откинуты дальше от центра, нежели на левой; эта половина, следовательно, должна всегда перетягивать левую и тем самым заставлять колесо вращаться. Значит, колесо должно вращаться вечно, по крайней мере до тех пор, пока не перетрется его ось.

Так думал изобретатель. Между тем, если сделать такой двигатель, то он вращаться не будет. Почему же расчет изобретателя не оправдывается?

Вот почему: хотя грузы на правой стороне всегда дальше от центра, но неизбежно такое положение, когда число этих грузов меньше, чем на левой.

Взгляните на рисунок: справа всего 4 груза, слева же — 8. Оказывается, что вся система уравновешивается; естественно, что колесо вращаться не станет, а, сделав несколько качаний, остановится в таком положении [Движение такой системы описывается с помощью так называемой теоремы моментов].

Теперь доказано непреложно, что нельзя построить механизм, который вечно двигался бы сам собой, выполняя еще при этом какую-нибудь работу. Совершенно безнадежно трудиться над такой задачей. В прежнее время, особенно в средние века, люди безуспешно ломали головы над ее разрешением и потратили на изобретение “вечного двигателя” (по латыни perpetuum mobile, произносится “перпетуум мобиле”) много времени и труда. Обладание таким двигателем представлялось даже более заманчивым, чем искусство делать золото из дешевых металлов.

У Пушкина в “Сценах из рыцарских времен” выведен такой мечтатель в лице Бертольда.

“ — Что такое perpetuum mobile? — спросил Мартын.

— Perpetuum mobile, — отвечает ему Бертольд, — есть вечное движение. Если найду вечное движение, то я не вижу границ творчеству человеческому. Видишь ли, добрый мой Мартын! Делать золото — задача заманчивая, открытие, может быть, любопытное и выгодное, но найти perpetuum mobile. О. ”.

Были придуманы сотни “вечных двигателей”, но ни один не двигался. В каждом случае, как и в нашем примере, изобретатель упускал из виду какое-нибудь обстоятельство, которое и разрушало все планы.

Вот еще образчик мнимого вечного двигателя: колесо с перекатывающимися в нем тяжелыми шариками.

Изобретатель воображал, что шары на одной стороне колеса, находясь всегда ближе к краю, своим весом заставят колесо вертеться.

Разумеется, этого не произойдет — по той же причине, как и с колесом, изображенным на предыдущем рисунке. Тем не менее в одном из городов Америки устроено было ради рекламных целей, для привлечения внимания публики к кафе, огромное колесо именно подобного рода.

Конечно, этот “вечный двигатель” незаметно приводился в действие искусно скрытым посторонним механизмом, хотя зрителям казалось, что колесо двигают перекатывающиеся в прорезах тяжелые шары. В том же роде были и другие мнимые образцы вечных двигателей, выставлявшиеся одно время в витринах часовых магазинов для привлечения публики: все они незаметно приводились в движение электрическим током.

Один рекламный “вечный двигатель” доставил мне однажды немало хлопот. Мои ученики-рабочие были им настолько поражены, что оставались холодны к моим доказательствам невозможности вечного двигателя. Вид шариков, которые, перекатываясь, вращали колесо и тем же колесом поднимались вверх, убеждал их сильнее моих доводов; они не хотели верить, что мнимое механическое чудо приводится в действие электрическим током от городской сети. Выручило меня то, что в выходные дни ток тогда не подавался. Зная это, я посоветовал слушателям наведаться к витрине в эти дни. Они последовали моему совету.

— Ну, что, видели двигатель? — спросил я.

— Нет, — ответили мне сконфуженно. — Его не видно: прикрыт газетой.

Закон сохранения энергии вновь завоевал у них доверие и более уже не утрачивал его.

Кропачев: Переезд СПбГУ на намывные территории – это возрождение вуза на новом уровне

Санкт-Петербургский государственный университет замер на пороге больших перемен.

Да, у нас есть огромный образовательный и научный кластер под названием Санкт-Петербургский государственный университет, оснащенный по самому последнему слову техники научным парком из 21-го ресурсного центра. Например, только в Петергофе в университетских лабораториях оборудования закуплено на сумму 4 миллиарда рублей.

Однако этого мало. Останавливаться – это значит идти назад. В 21-м веке университет должен совершить прорыв. Старый потенциал уже исчерпан. Нужно место для шага вперед. Нужны новые горизонты, так считает ректор Николай Кропачев. И поэтому сейчас очень серьезно рассматривается проект переноса всех корпусов университета на намывные территории Васильевского острова. Представляете масштабы этих работ. Наверно, со времен создания университета, с 1724 года, не было таких глобальных изменений. Это будет, по сути, вторым рождением СПБГУ. И эта тема — не единственная, которой дышит университет.

Какие опыты сейчас проводят в лабораториях университета? Почему западные ученые едут к нам в Петербург, чтобы работать и делать свои открытия? И как быть студенту, который придет в университет? Что его ждет в этих исторических стенах? С этими вопросами мы отправились в Петергоф, в один из научных центров университета.

Увиденное, сразу скажу, меня поразило. Такое впечатление, словно я оказался в каком-то параллельном мире. Не в том невыразительном современном мире российской науки, про которую я раньше читал в газетах, а в другом. Ректор университета провел нас по этим уникальным лабораториям.

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Николай Михайлович, здравствуйте! Рад вас видеть! Спасибо большое за то, что нас пригласили».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Мы всегда вам рады».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Представьте себе, будто бы я – молодой с горящими глазами юноша, абитуриент, который сейчас стоит на перепутье: либо ему пойти учиться в Петербургский государственный университет, либо поехать в Оксфорд, в Гарвард. Расскажите что-то такое, что бы мне позволило сделать правильный выбор».

Читать еще:  Частотное регулирование асинхронных двигателей принцип работы

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Вы в Санкт-Петербургском университете, в научном парке Санкт-Петербургского университета. Представьте: 27 тысяч квадратных метров. И там научное оборудование. Самое современное. Чтобы найти инженеров, которые могут работать на этом оборудовании, пришлось переманивать людей из Германии, Канады, Испании. Вот ученые, которые работают в Санкт-Петербургском университете, которые приехали из Германии, Швейцарии, США…».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «…Руководитель лаборатории геномного разнообразия Национального ракового института Национального института здоровья, США».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Он был директором этого института. Он приехал сюда и здесь работает. Стефан О’Брайен – один из трёх инициаторов проведения глобального научного исследования, расшифровки генома десяти тысяч видов животных».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Вот смотрите. Например, я студент какого-нибудь математического или физического факультета СПбГУ. Мне кажется, что я придумал вечный двигатель. Я хочу провести анализ этого вещества, из которого я хочу сделать вечный двигатель. Я что делаю? Оставляю заявку по телефону, по e-mail? То есть я не должен приходить к вам, стучаться: «Николай Михайлович, ну пожалуйста…».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Ни ко мне, ни к директору Ресурсного центра – нет, это всё прошлый век. Вы послали заявку – она будет удовлетворена. Заявку может подать не только ученый нашего университета, не только студент, но и зарубежный ученый. Вот тоже очень важный ресурс, о котором я вам хотел бы сказать как человеку, выбирающему вуз и работу».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Хочу в Гарвард».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Хотите в Гарвард: посмотрите, 2006 год, Гарвард и СПбГУ, сравнение».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Небо и земля!»

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Небо и земля. Ученый СПбГУ даже не понимал, какие научные исследования в мире проводятся. Ему не были доступны электронные ресурсы. Сейчас у него есть точно такой же ресурс, как в Гарварде».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «У вас такие коридоры, классно снимать сериалы про жизнь ученых, научные открытия».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Приглашаем».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Спектроскопия, ЯМР»

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Ядерно-магнитный резонанс».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «А вот эти знаки что означают?»

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Журналистам не входить».

Пётр Толстой, директор ресурсного центра: «Свойства белков определяются не только химической формулой, но и тем, в какую 3-мерную «картофелину» сложилась белковая цепь. Если сворачивание произошло неверно, возникает огромное множество заболеваний. Это болезнь Альцгеймера, Паркинсона, Хантингтона. В нашем ресурсном центре ученый пытается ответить, в частности, на вопрос, что может пойти не так, в какую форму это может сложиться, как с этим бороться в результате».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета:«Откуда мы вас переманили? Из какой страны?»

Пётр Толстой, директор ресурсного центра:«Из Германии».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Из Германии?! Интересно!»

Пётр Толстой, директор ресурсного центра: «Я больше десяти лет работал в Свободном университете Берлина, вернулся в Россию, когда возникла возможность с нуля, с уровня неотремонтированных помещений, создать современную ЯМР-лабораторию».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Вы видите только часть научного парка, представьте, что таких ресурсных центров здесь находится три, всего таких центров 21».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Это же ваш бич, бич СПбГУ, вы разбросаны, вас разметала история, судьба».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Разметали конкретные люди, которые приняли решение в 60-е годы перевести университет в Петергоф и забыли, что одна нога поставлена, а вторую не перенесли к первой. Нам не хватило помещений ни в одном месте, ни в другом, нас поставили ещё на одну руку туда, на другую — сюда. Мы стоим, скорее, даже не на двух ногах, а на четырёх, враскорячку».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Одна нога в Питере, другая — в Петергофе, эта там, эта там. Вот это положение Петербургского университета на сегодняшний день. Попробуйте в таком положении проводить исследования и учить студентов».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Спасибо губернатору, он высказал предложение перенести университет на намывные территории Васильевского острова, там, где сейчас улица Кораблестроителей и дальше. И туда весь университет».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Очень смелая, интересная идея».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Смелое, сильное и важное для университета решение. Если удастся реализовать и свести нас воедино, и мы будем стоять крепко на ногах, то этот ресурс, которым мы обладаем, будет давать совершенно другой результат. Поэтому предложение губернатора, если оно будет реализовано, это будет возрождение Санкт-Петербургского университета на новом уровне».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Это будет, по сути, СПбГУ 2.0».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Представим, что вы у своего домашнего компьютера где-нибудь из Калифорнии решили провести исследование».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Я здесь могу оставить заявку: Проанализировать состав вещества придуманного мною вечного двигателя. Я это вещество должен каким-то образом привести…»

Пётр Толстой, директор ресурсного центра: «Я могу вам очень долго объяснять, что, возможно, вам следует заняться чем-нибудь другим, а не вечным двигателем. Я потрачу на это большое количество времени. Но если исследователь настаивает, то исследование вещества мы проведем».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «И мы получим Нобелевскую премию»!

Исследователь: «Три или четыре такие установки есть в России. Рентгеновские лучи взаимодействуют с кристаллическим веществом, и они фиксируют отраженные лучи. В зависимости от их интенсивности и угла отражения мы можем сказать, с каким веществом мы работаем».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Своеобразный поиск не только определения состава вещества, но и определения нового вещества».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Сейчас мы услышим маленькую научную дерзость, но мне разрешили немножко похулиганить, чтобы показать, проиллюстрировать, как эта штука работает. Воз здесь, на кончик этой иглы устанавливается кристалл, десятая доля миллиметра. Это большой, огромнейший материал для исследования. Потом, чтобы представить, как выглядит этот кристалл, всё изображение выводится сюда, на монитор. Всё это делается для того, чтобы ответить на один очень важный, в буквальном смысле, жизни и смерти вопрос, как атомы взаимодействуют друг с другом. Это невероятно! Николай Михайлович, спасибо вам огромное за эту увлекательнейшую экскурсию. Но вернемся к тому, с чего я начал: куда пойти учиться? В Оксфорд или в СПбГУ?»

Читать еще:  Датчик оборотов двигателя ниссан икстрейл

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Куда пойти учиться, куда пойти работать».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Где делать карьеру, где зарабатывать деньги».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Где получать удовольствие от работы и от жизни».

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Я теперь понял».

Николай Кропачев, ректор Санкт-Петербургского государственного университета: «Так что к нам».

Тест-драйв Mazda CX-5. Как японцы изобрели вечный двигатель

«ГАИшники не берут взятки? Вообще? Совсем?» – вопрос полного отсутствия коррупции в Грузии изначально удивил куда больше нового кроссовера от Mazda. Его-то можно увидеть и в Москве, так же, как и, надеюсь, солнце и градусник, показывающий +28, а вот честных полицейских, причем не одного, а всех поголовно – едва ли. Только поговорив с местными жителями и убедившись в том, что грузинский полицейский (равно как и чиновник) действительно живет исключительно на зарплату, мне удалось сосредоточиться на работе и поближе познакомиться с японским компактным кроссовером.

Задача у дизайнеров и инженеров была нелегкой. Рынок городских кроссоверов, в том числе и компактных, пожалуй, даже перенасыщен. А значит, чтобы рассчитывать на популярность своей модели, японцам предстояло создать такой продукт, который превосходил бы конкурентов по многим параметрам. Нужно было показать, что компания вовсе не проворонила шанс выпустить автомобиль в этом классе раньше всех, а просто готовила уникальную машину. Учитывая несравнимо малые по сравнению с соперниками размеры компании, браться за разработку инновационного гибридного или полностью электрического двигателя, способного привлечь покупателя, смысла не было – слишком дорого. Инженеры сосредоточились на усовершенствовании отлично знакомой всем технологии двигателя внутреннего сгорания и преуспели в этом. Результатом трудов стал мотор Skyactiv, обладающий степенью сжатия 14:1. Чтобы вы понимали, насколько это круто, такими параметрами на данный момент не обладает ни один существующий в мире ДВС. До последнего времени потолком развития была степень сжатия 11:1, да и то на самых мощных и новых агрегатах. По сути, японцы серьезно увеличили КПД мотора, сделав, пусть это утверждение покажется многим крайне спорным, небольшой, даже крохотный, но все же шажок к изобретению вечного двигателя. За счет возросшей степени сжатия и некоторых других преобразований в моторе (снижения массы поршней, шатунов и т.д.) инженерам удалось добиться увеличения крутящего момента, уменьшения внутреннего трения и снижения расхода топлива. Впрочем, об этом чуть позже.

Засунь такой мотор в неприметный кузов, и автомобиль никогда не будет популярен. Многие люди будут покупать куда менее продвинутые в технологическом плане автомобили, чаще заправлять их, зато хвастаться тем, что их авто отличается от других. Правда, эта история не о Mazda. Дизайнеры японской компании уже давно доказали нам, что знают толк в создании ярких авто. Примеров море: MX-5, Mazda 2 и другие модели. В этот раз дизайнеры опробовали новое направление KODO (душа в движении). “Мы за мощь и стремительность, против громоздкости и брутальности” – сказала на пресс-конференции Александра Морозова, руководитель подразделения качества Mazda Motor Rus. И действительно, назвать CX-5 угрожающим язык не повернется. Да и не нужно ему наводить ужас на окружающих водителей. Это удел всяких Hummer и Chevrolet Tahoe. Задача CX-5 – привлекать людей, заманивать их своей яркой, современной и в то же время необычной внешностью. Спереди кроссовер похож на героя классического японского мультфильма. Видимо, комплексуя из-за разреза собственных, японские аниматоры практически всегда рисуют персонажей с громадными глазищами. Так и новый кроссовер от Mazda на жизнь смотрит большими, скорее европейского типа фарами. Вместе с широкой радиаторной решеткой с логотипом компании и капотом, имеющим необычную форму, они придают автомобилю весьма привлекательный вид.

Кажущаяся крохой машина приятно удивляет размером своего внутреннего пространства. У кроссовера достаточно большая колесная база 2700 мм. Просторно здесь не только спереди, но и сзади. Не знаю, как люди с ростом выше среднего, но мне с моими 183 см сидеть было весьма комфортно: головой даже близко в потолок не упирался, да и для ног места предостаточно.

Пластик в сравнении с другими моделями Mazda стал гораздо качественней и мягче. Нет, до премиальных немцев все еще далеко, но конкуренты уже могут позавидовать. В салоне появился довольно большой экран (как давно все любители Mazda мечтали об этом), в который интегрирована навигационная система, показания камеры заднего вида и управление аудиосистемой. Пользоваться этим техническим великолепием можно с помощью специальной шайбы в стиле BMW или Audi, расположенной на центральном тоннеле. Правда, сам дисплей оснащен функцией тачскрин, так что мне не пришлось даже пытаться разобраться в премудростях работы с джойстиком. Выхода USB для подключения внешнего устройства так и не появилось. Однако телефон можно подключить к системе через Bluetooth.

Что касается комфорта, то, кажется, 19-дюймовые колеса, устанавливаемые на автомобиль в комплектации Sport, которая и была предоставлена нам на тест-драйв, лишние. Они, безусловно, придают машине внешний блеск, но делают ее очень жесткой. Не говоря о боязни регулярно наведываться в шиномонтаж и чинить пробитую низкопрофильную резину и выправлять диски. Хотя на убитых грузинских дорогах (этот недуг грузинам победить пока не удалось) проблем не возникло. Стандартные 17-ые колеса должны быть более комфортными. Другой минус – шумоизоляция. В этом плане компания сделала шаг вперед, но все равно, звуки из колесных арок слышны очень хорошо. Что касается шума мотора, то он становится назойливым, только когда стрелка тахометра переваливает за 4 500 – 5 000 оборотов. В остальном – все замечательно.

А теперь о езде. Мотор, о котором мы рассказывали выше, проявил себя просто замечательно. Учитывая относительно небольшой объем (2 литра, 150 л.с.), «везет» он машину очень достойно. А взаимодействие с новой шестиступенчатой АКПП – просто выше всяких похвал. Да, небольшой, буквально доля секунды, «затык» при нажатии педали газа в пол все-таки есть, но в остальном – никаких претензий. Переключения своевременные и четкие, никаких глупых переходов на ненужную в данный момент ступень. Плюс честный ручной режим: пока водитель не дернет рычаг КПП, система не переключит передачу, даже если стрелка тахометра уже находится на отсечке. Что интересно, разгон, что с механической, что с автоматической коробкой одинаков: 9,3 с. Да и, кстати, с расходом топлива не обманули. Как ни мучил я машину, двигаясь рывками, разгоняясь до 150 км/ч, тормозя почти до полной остановки и снова утапливая педаль в пол, выше 10,1 л. бортовой компьютер не показывал.

Читать еще:  Что именно изнашивается в двигателе

Управлять СХ-5 – одно удовольствие. Делать это не менее приятно, чем лепить хинкали под чутким руководством одного из лучших поваров Грузии. Кажется, автомобиль позаимствовал обратную связь на руле у непревзойденной по этому показателю МХ-5. В повороты кроссовер входит на зависть многим легковушкам: никаких кренов нет даже на скорости далеко за 100 км/ч. В общем, если Mazda вдруг решится на выпуск “заряженной” версии автомобиля (все параметры это позволяют), любители не будут разочарованы.

Что ж, после первого знакомства с новым японским автомобилем мы признаем, что в классе компактных кроссоверов появилась свежая сила. Причем основной популярностью наверняка будут пользоваться более дорогие комплектации. Подтверждает наши слова и статистика: из тех 5000 заказов, что уже получила Mazda в России на свою новую модель, на долю самой дешевой версии с МКПП приходится менее 10.

Я изобрел вечный двигатель что мне делать

Театр «Модерн» стал для меня открытием этого сезона. Здесь невероятно приятная атмосфера: большие окна, живая музыка в антракте и перед спектаклем, комната отдыха, в которой приятно сидеть и читать книжки. И, конечно, дресс-код: все красивые и нарядные. Выбор спектакля, конечно, тоже был не случаен. Я уже видела несколько постановок Грымова, это всегда что-то фееричное. «Матрёшки на округлости земли» — трагикомедия. Спектакль получился очень жизненный. Такие разные судьбы героинь, связанные только огромным желанием помочь своим любимым и сделать этот мир чуточку лучше. Автор пожелал остаться инкогнито. В спектакле очень много умных мыслей: о жизни, о политике, о любви. Спектакль можно разобрать по цитатам. «Вы только подумайте, если вокруг каждой нефтяной вышки идут вооружённые конфликты, что тогда будет вокруг вечного двигателя. вечная война». «Нам удалось внушить людям, то Земля стоит на четырёх слонах. это конечно же полный бред. но это позволило отложить привоз сифилиса и табака из Латинской Америки на 400 лет». «Вечный двигатель изобрести невозможно, но его можно украсть». Юрий Грымов здесь и режиссёр, и сценограф, и хореограф, и художник по свету, и подбор музыки тоже его рук дело. Не устаю восхищаться творчеством этого человека! Он умеет создавать зрелищные спектакли, их просто интересно смотреть. Мне очень понравилось музыкальное сопровождение. Свет, как и всегда, идеален! Четкие линии, яркие краски. Он полноценный персонаж спектакля, помогает создавать уникальные эффекты. Моим фаворитом, конечно, стал Гермес (Александр Горелов). Его образ был идеален от появления на сцене до поклонов. Яркий, комичный, превозносит свою божественность. Божество, а пьёт виски и болеет за Ювентус. Вы встречали такой образ? Я нет. Никогда. Матрёшки: Лика Нифонтова, Мария Орлова и Надежда Меньшова — тоже мне очень впечатлили. Они такие трогательные, ранимые. Веришь их историям. Чувствуешь, как они переживают за своих близких. Спектакль очень сильный. Он трогает до глубины души, о нем ещё долго думаешь. Спасибо Театру Модерн за великолепный вечер!

Впервые посмотрела спектакль Юрия Грымова. Это была «лирическая комедия» «Матрёшки на округлости Земли». Ну, поспорила бы я с создателями о жанре, конечно. Совсем не комедия. Но спектакль однозначно интересный. Современный зритель так сильно избалован яркой сценографией и всякими эффектными фишками, что порой ленится заглянуть в себя, подумать, созерцать. Здесь история явно со смыслом. Декорации, музыка, свет, костюмы не бьют, а дополняют. Потрясающие актрисы Матрёшки: Лика Нифонтова, Надежда Меньшова, Мария Орлова. В конце, все машут своим мамам и рыдают. Наверное, это больше женский спектакль такой, для 30+

Матрешки на округлости земли16+

Театр «Модерн» стал для меня открытием этого сезона. Здесь невероятно приятная атмосфера: большие окна, живая музыка в антракте и перед спектаклем, комната отдыха, в которой приятно сидеть и читать книжки. И, конечно, дресс-код: все красивые и нарядные. Выбор спектакля, конечно, тоже был не случаен. Я уже видела несколько постановок Грымова, это всегда что-то фееричное. «Матрёшки на округлости земли» — трагикомедия. Спектакль получился очень жизненный. Такие разные судьбы героинь, связанные только огромным желанием помочь своим любимым и сделать этот мир чуточку лучше. Автор пожелал остаться инкогнито. В спектакле очень много умных мыслей: о жизни, о политике, о любви. Спектакль можно разобрать по цитатам. «Вы только подумайте, если вокруг каждой нефтяной вышки идут вооружённые конфликты, что тогда будет вокруг вечного двигателя. вечная война». «Нам удалось внушить людям, то Земля стоит на четырёх слонах. это конечно же полный бред. но это позволило отложить привоз сифилиса и табака из Латинской Америки на 400 лет». «Вечный двигатель изобрести невозможно, но его можно украсть». Юрий Грымов здесь и режиссёр, и сценограф, и хореограф, и художник по свету, и подбор музыки тоже его рук дело. Не устаю восхищаться творчеством этого человека! Он умеет создавать зрелищные спектакли, их просто интересно смотреть. Мне очень понравилось музыкальное сопровождение. Свет, как и всегда, идеален! Четкие линии, яркие краски. Он полноценный персонаж спектакля, помогает создавать уникальные эффекты. Моим фаворитом, конечно, стал Гермес (Александр Горелов). Его образ был идеален от появления на сцене до поклонов. Яркий, комичный, превозносит свою божественность. Божество, а пьёт виски и болеет за Ювентус. Вы встречали такой образ? Я нет. Никогда. Матрёшки: Лика Нифонтова, Мария Орлова и Надежда Меньшова — тоже мне очень впечатлили. Они такие трогательные, ранимые. Веришь их историям. Чувствуешь, как они переживают за своих близких. Спектакль очень сильный. Он трогает до глубины души, о нем ещё долго думаешь. Спасибо Театру Модерн за великолепный вечер!

Впервые посмотрела спектакль Юрия Грымова. Это была «лирическая комедия» «Матрёшки на округлости Земли». Ну, поспорила бы я с создателями о жанре, конечно. Совсем не комедия. Но спектакль однозначно интересный. Современный зритель так сильно избалован яркой сценографией и всякими эффектными фишками, что порой ленится заглянуть в себя, подумать, созерцать. Здесь история явно со смыслом. Декорации, музыка, свет, костюмы не бьют, а дополняют. Потрясающие актрисы Матрёшки: Лика Нифонтова, Надежда Меньшова, Мария Орлова. В конце, все машут своим мамам и рыдают. Наверное, это больше женский спектакль такой, для 30+

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector