0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Двигатель ваз лучше для москвич 2141

Москвич-2141

  • Москвич-2142

Москвич-2141 (экспортное наименование в странах Европы — ALEKO, (латинская калька с АЛЕКОАвтозавод Ленинского Комсомола) — советский и российский легковой автомобиль третьей группы малого класса с кузовом типа «хэтчбэк», выпускавшийся с 1986 по 1997 годы на Автомобильном заводе имени Ленинского Комсомола (АЗЛК). Является головной моделью IV поколения автомобилей МЗМА/АЗЛК. Данное поколение, по сложившимся обстоятельствам, не получило собственного семейства двигателей поколения АЗЛК-2141, и комплектовалось таковым от предыдущего поколения автомобилей, а также разработки ВАЗ — что не позволило ему воплотить свой потенциал полностью [1] .

В 1997 году модель получила новую лицевую часть и комплектацию с иностранным двигателем марки «Рено», а также была переименована в «Святогор». Обозначается индексами: «2141-02», «-45», «−00», «−22», «−23», «−24», «−25». В марте 2002 года заводской конвейер остановился, а самые последние экземпляры, частично собранные, а некоторые в виде кузовов покинули цеха завода в 2003—2006 годы. Даже после прекращения функционирования завода АЗЛК, производство «Москвича 2141(-02)(-45)» и пикапа на его базе из машинокомплектов продолжалось на сторонних предприятиях до 2002—2003 года. Выпущен 716831 экземпляр.

Содержание

  • 1 История создания
    • 1.1 Предыстория
    • 1.2 Начальный период
    • 1.3 Конструктивные особенности
    • 1.4 Оформление
  • 2 Особенности семейства
  • 3 Проект дальнейшей модернизации
  • 4 «Князья» — «Москвичи»
  • 5 Прекращение производства
  • 6 Пикап «Москвич-2335» и минивэн «Москвич-2901»
  • 7 Москвич-21418
  • 8 В игровой и сувенирной индустрии
  • 9 См. также
  • 10 Примечания
  • 11 Литература
  • 12 Ссылки

История создания [ править | править код ]

Предыстория [ править | править код ]

АЗЛК с конца шестидесятых годов активно работал над заднеприводными автомобилями, промежуточными по классу между моделями ВАЗ и «Волгой» (см. статьи Москвичи серии 3-5 и Москвичи серии С); к середине десятилетия работы были доведены до стадии предсерийных образцов. Однако наладить серийное производство не удалось из-за начавшихся осенью 1976 года перестановок в руководстве АЗЛК и других причин. Один из разработчиков, дизайнер Игорь Зайцев, вспоминает:

Полностью сменилось руководство завода: пришла «зиловская» команда с бредовыми идеями и смутным представлением о легковом автомобилестроении. Начались реорганизации и бесконечные поиски зарубежного партнера с готовой моделью и отработанной технологией, по аналогии с ВАЗом.

Были, казалось бы, заманчивые предложения. Например, Citroen соглашался организовать на АЗЛК производство перспективной тогда модели ВХ, но с обычной пружинной подвеской вместо фирменной «гидропневматики». Не сошлись в цене. Концерн FIAT предложил к производству будущий Tipo — не устроили сроки. Немцы из Porsche предлагали к совместной разработке автомобиль, эскизы которого напоминали нынешний Volkswagen Bora… Ничем эта бурная деятельность не закончилась, и руководству пришлось вернуться к собственным разработкам.

Москвич С-2 не устраивал начальство своей излишней самобытностью: на свою беду, он не походил ни на один из «зарубежных аналогов». Поэтому в октябре 1976 года появился макет серии С-3 — окончательной, как тогда казалось, версии преемника Москвича-2140. Машина получилась привычной, без спорных деталей.

Между тем, несмотря на наличие на АЗЛК оценивавшегося как «предсерийный» ходового прототипа С-3, в Минавтопроме к этому времени уже решили, что АЗЛК должен разработать и наладить выпуск семейства переднеприводных автомобилей того же класса, как более современных. Соответствующее указание и было спущено на завод [2] .

Начальный период [ править | править код ]

В качестве наилучшего прообраза для ускорения проектирования нового автомобиля Минавтопрому виделась недавно появившаяся франко-американская модель Simca 1308 производства европейского отделения корпорации Chrysler, обладатель титула «Автомобиль 1976 года в Европе». Требование отраслевого министерства копировать иностранную модель было воспринято коллективом завода как оскорбление, как вспоминал один из руководителей группы дизайнеров Игорь Зайцев [2] :

Нам привезли кузов от «Симки», на базе которого предстояло сделать макет-агрегатоноситель для изучения особенностей переднеприводной компоновки. У неё просто отрезали передок и приделали новый — с продольно расположенным «четыреста двенадцатым» двигателем. Этот прототип мы назвали «Максимкой». Министру Полякову он очень понравился. А про наш собственный «Москвич» С-3, опытный образец которого строился примерно в это же время, Поляков говорил: «Где вы видели такие автомобили? Таких машин не бывает!». Позже купили несколько Симок, одну из них разобрали: агрегаты отправили в лабораторию на испытания, а кузов отдали нам. Прямо на нем мы и лепили будущий «сорок первый». Это было очень трудно: месяца полтора или два я не мог заставить свою команду подойти к этому макету! Настолько все были оскорблены и унижены тем, что нам приказали взять не просто идею, а вот так примитивно скопировать автомобиль вплоть до «железа». Так и родился Москвич-2141.

Бывший в те годы главным конструктором АЗЛК Ю. А. Ткаченко в своих воспоминания о том же этапе проектирования автомобиля рисует несколько отличающуюся картину событий [3] :

Я руководил разработкой «Москвича-2141» в качестве главного конструктора АЗЛК от начала создания модели до завершения приемочных испытаний (1977—1984 гг.). По моему предложению «Симку-1308» взяли в качестве прототипа-носителя агрегатов. За рубежом такая практика широко распространена. Эти модели называют «мулами». ВАЗ широко использовал в качестве «мулов» выпускаемые модели «Жигулей». Мы не имели такой возможности, так как создавали машину в новом, более высоком классе.

Для ускорения проектных работ решили использовать для постройки ходового макета кузов переднеприводной модели «Симка-1308». Чисто внешне кузов «Симки», ставшей «Автомобилем 1976 года», выглядел достаточно эффектно, что имело немаловажное значение при представлении модели руководству Совмина и министерства.

Так или иначе, прототип на основе кузова Simca 1308 с новым передком, в котором был продольно установлен двигатель от «Москвича-412», был готов уже в 1977 году, через четыре месяца после начала проектирования [3] — на заводе его открыто называли «Максимкой» [2] . В октябре того же года он был продемонстрирован руководству на стадионе АЗЛК и одобрен для дальнейшей разработки [3] . В следующем 1978 году был представлен доработанный опытный образец 2141-С7. В 1981 году автомобиль получил уже вполне узнаваемый, по будущим серийным автомобилям, внешний облик. Однако, для массового производства от многих элементов декора пришлось отказаться. В результате окончательный вариант Москвич-2141, принятый в серийное производство, был продемонстрирован в 1985 году, а уже с февраля 1986 года началось его производство.

Первые 245 автомобилей, выпущенных в конце 1986 года, по решению Московского горисполкома были проданы работникам АЗЛК и ветеранам Великой Отечественной войны; массовый выпуск начался в 1987 году [4] .

Порок сердца: почему АЗЛК-2141 никогда не имел своего мотора

Когда в начале семидесятых на Московском автозаводе имени Ленинского комсомола задумались о новом автомобиле, который в будущем заменит Москвичи 408 и 412, стало очевидно, что ему потребуется новый двигатель увеличенного рабочего объема. Ведь модель с кодовым обозначением «3-5» должна было оказаться в более высоком классе, чем прежние Москвичи и новейший ВАЗ-2101. Спору нет, верхнеклапанный двигатель УЗАМ-412 был вполне на уровне, но будущая машина должна была занять в табели о рангах место между Жигулями и Волгой – а это значит, что рабочий объем двигателя нового Москвича должен был увеличиться до 1,6-1,8 литра.

Читать еще:  Двигатель ford cvrc технические характеристики

Увы, давний партнер АЗЛК – Уфимский завод воспринял такую идею «в штыки», отказавшись от работ по модернизации «четыреста двенадцатого двигателя» и увеличению рабочего объема. Официальная причина – «в связи с ограниченными возможностями оборудования для обработки коленчатых валов». Заводчанам стало ясно, что «новое сердце» для будущего Москвича придется осваивать собственными силами.

К сожалению, значительный пласт наработок конструкторов АЗЛК был «похоронен» вследствие кадровых перипетий: после того, как в 1976 году руководить заводом начали бывшие работники ЗИЛа, они стали рассматривать вариант приобретения лицензии на выпуск готового автомобиля – так, как это было сделано на ВАЗе.

В Минавтопроме СССР к тому времени вдобавок решили, что новая модель АЗЛК должна получить привод на передние колеса. «Переднеприводная» тема была модной в мире – и она набирала обороты даже в Советском Союзе. Тольяттинский завод к тому времени уже несколько лет занимался разработкой будущей «восьмерки», а в Москве трудились над перспективными моделями классической компоновки, резонно рассудив, что многие мировые производители (Mercedes, BMW) остаются верны заднеприводной компоновке. Спущенное сверху решение отбросило АЗЛК практически на десятилетие назад – ведь, по сути, работами пришлось заниматься с нуля.

С чужого плеча

Поскольку деньги на приобретение лицензии для выпуска какой-нибудь переднеприводной машины вроде Renault 16 никто выделять не собирался, заводчанам в приказном порядке пришлось заниматься разработкой нового Москвича на базе французского автомобиля Simca 1307. Машина была неплохой и даже стала Автомобилем года-1976, но. Перерисовать формы кузова – это одно, а разработать силовой агрегат для незнакомой компоновочной схемы – другое. Тем более, что у исходной «Симки» мотор был расположен поперечно, а не продольно.

Таким образом, будущий «сорок первый» оказался лишен собственного «сердца»: в спешном порядке конструкторам прямо на реальном французском хэтчбеке пришлось адаптировать имевшийся в их распоряжении «четыреста двенадцатый мотор».

Ранний прототип заводчане метко нарекли Максимкой

Но сразу стало очевидно, что для мощной и дорогой машины более высокого класса, чем прежние Москвичи, этот двигатель слабоват как по развиваемой мощности, так и по максимальному крутящему моменту. Для того, чтобы все же поставить модель на конвейер в середине восьмидесятых, в качестве альтернативы было решено использовать двигатель главного конкурента АЗЛК – от автомобиля ВАЗ. Наиболее мощным на тот момент был мотор «шестерки» – как известно, заднеприводного автомобиля. Именно так – переднеприводные Спутники во время работы над «сорок первым» еще просто не выпускались, и заводчанам пришлось приспосабливать к переднеприводному Москвичу моторы от «классик» – собственной модели 2140 и «люксовых» Жигулей 2106.

Это обстоятельство вынудило конструкторов «подсмотреть» компоновку у автомобилей концерна VAG – в частности, модели Audi 100.

Ведь классические моторы пришлось расположить продольно, поскольку из-за межцентрового расстояния цилиндров установить их поперек вместе с трансмиссией было бы весьма проблематично. С одной стороны, это потребовало увеличения переднего свеса и переноса радиатора системы охлаждения на левую сторону, а с другой – обеспечивало автомобилю довольно просторный салон с учетом наружных габаритов. Правда, сами двигатели пришлось несколько модернизировать, изменив по компоновочным требованиям детали впуска и системы смазки.

Порок сердца

Даже «шестерочный» мотор в доработанном «по месту» варианте 2106-70 с его восьмьюдесятью силами оказался для нового Москвича явно слабоват, а про устаревший к тому времени уфимский двигатель и говорить нечего – тем более, что из-за компоновочных неувязок конструкторам пришлось «задушить» его неоптимальной высотой впускного коллектора, что в итоге снизило отдачу мотора до 72 л. с.

А советские автомобилисты уже успели распробовать новую тольяттинскую машину восьмой модели, которая даже в базовом 1,3-литровом варианте оказалась очень динамичной. На пятидверной «девятке» вдобавок появился «восемьдесят третий» мотор объемом 1,5 литра, 70 «лошадок» которого обеспечивали новому ВАЗу уверенное преимущество над конкурентами. Так был забит первый гвоздь в гроб «сорок первого» – машина была дорогой (свыше девяти тысяч рублей!), но при этом имела довольно посредственную динамику. Конечно, многих советских пенсионеров динамика АЗЛК-2141 и -21412 вполне устраивала, но… автомобилю прочили большое будущее, которое он с такой «физподготовкой» явно не оправдывал. Многие предпочитали купить либо классические Жигули, либо более резвую и «молодежную» Самару – тем более, что Москвич стоил дороже «девятки»!

Двигатель УЗАМ-331.10 (б) не особо отличался от исходника для М-412. И то – не в лучшую сторону.

Уже когда первые Москвичи обретали своих счастливых (не всегда) владельцев, на заводе начали активно заниматься «моторной темой». Ведь было очевидно, что на модернизированном двигателе Москвича с индексом УЗАМ-331.10 далеко не уедешь, а «шестерочный» мотор ВАЗ поставлял в ограниченном количестве (и то лишь в начале выпуска).

Мотор, которого не было

Руководству Московского автозавода стало понятно – придется строить собственное моторостроительное предприятие и разрабатывать двигатель для «сорок первого» и последующих моделей самостоятельно.

Как мы уже рассказывали, за дело взялись не только специалисты АЗЛК, но и вазовцы. Для этого Минавтопром даже организовал специальный конкурс на конструкцию мотора, результаты которого были рассмотрены техсоветом министерства в марте 1987 года. По выводам совета, тольяттинский вариант имел «более глубокую технологическую проработку», но конструкция от АЗЛК была потенциально более экономичной и простой.

Интересная деталь: мотор изначально задумывался в виде семейства различных агрегатов, причем не только работающих на бензине, но и дизельных! А ведь в то время легковой дизель в СССР просто не существовал!

На выставке ВДНХ в Москве были представлены два мотора – бензиновый с индексом 21414 и дизель 21423. Чугунный четырехцилиндровый блок с жесткой отливкой, алюминиевая головка цилиндров с верхним расположением восьмиклапанного ГРМ с ременным приводом – конструкция обеих вариантов получилась вполне традиционной. При этом дизель и бензин довольно сильно унифицировали, что обещало снизить стоимость подготовки производства и упростить в дальнейшем обеспечение запасными частями.

Читать еще:  Двигатель газ 31105 крайслер нет запуска

Как специалистов, так и простых потребителей радовало, что 1 800-кубовые агрегаты получились мощными – 95 л. с. у «бензинки» и 65 л. с. – у дизельной версии, что было вполне нормальным с учетом её атмосферности.

В сравнении с имевшимся на «сорок первом» мотором от Жигулей новые двигатели были заметно легче, компактнее и экономичнее.

В момент представления двигателей широкой общественности на территории АЗЛК уже забили сваи и начали монтировать колонны моторного корпуса, где и предстояло выпускать спроектированные агрегаты. В дальнейшем моторная линейка была дополнена шестнадцатиклапанным вариантом бензинового двигателя 21416 и турбодизелем 21413. Таким образом, в перспективе «сорок первый» наконец-то должен был избавиться от «сердечной недостаточности», получив собственные моторы достаточной мощности.

На экспериментальном спортивном Алеко-141КР двигатель «переехал» в заднюю часть кузова

Увы, планам не суждено было стать реальностью: в 1991 году СССР распался, и финансирование проекта было приостановлено. Стало не до моторного производства и самому заводу, ведь в конце восьмидесятых годов банк ВТБ взял под закупку импортного оборудования кредит в размере 800 миллионов долларов, который «висел» на предприятии. В итоге моторостроительный «завод в заводе» так и не был достроен, а переднеприводный Москвич до конца своих дней пользовался чужими силовыми агрегатами.

Кроме уже известных моторов ВАЗ-2106-70 и УЗАМ-331.10, под капотом Алеко даже прописались «иностранцы» – в начале девяностых на экспортные модификации устанавливали «всефордовский» двигатель FORD RTF (XLD418) объемом 1,8 литра, а в середине девяностых «сорок первый» наконец-то обрел достойный мотор – двухлитровый бензиновый двигатель Renault F3R272 мексиканского производства, обеспечивавший московской машине разгонную динамику, сравнимую со шестнадцатиклапанными ВАЗами. С 1994 года объем уфимских моторов все-таки увеличился до запланированных еще в семидесятые годы 1,7-1,8 литра, но… к концу ХХ века мощнейший советский автозавод оказался на грани банкротства. Именно поэтому участь АЗЛК-2141 была предрешена независимо от того, какой именно из чужих двигателей стоял под его длинным капотом.

ЧУДО- ELKO

В 1988 году в Германии на АЗЛК-2141 попробовали примерить дизель ELKO немецкой компании Elsbett. Благодаря оригинальным конструкторским решениям работавший на биотопливе (!) трехцилиндровый дизель с наддувом получался очень экономичным и экологически чистым, при этом его энерговооруженность удивляла даже специалистов. Однако мотор оказался чересчур вибронагруженным.

«Сорок первый» с дизелем ELKO демонстрировал уникальную экономичность: расход топлива в среднем составлял около четырех с половиной литров на сотню, а во время выступления «вне зачета» на советском эко-ралли экипажу удалось показать фантастический результат – 2,69 л/100 км! Заводчане сразу взяли чудо-мотор в оборот, планируя выпускать по 120 000 машин с таким силовым агрегатом, однако технологические и, главное, финансовые ограничения поставили крест на практической реализации проекта ЭЛКО. Чуда не случилось.

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Интересная статья, особенно про дизель ELKO — не слышал про него. ВАЗовский мотор не только слабый, но и «идеологически» неправильный — это если бы Mercedes ставили движки от BMW. Все-таки УЗАМ можно считать единственным «родным» мотором для «сорок первого». В сравнительных испытаниях известного журнала уфимский показал результаты не хуже, и даже кое в чем превзошел F3R)

В чём УЗАМ лучше? Своей «дешевизной»? )) Ни по моменту, ни по мощности, ни по экономичности он не лучше, тогда в ЧЁМ он ПРЕВЗОШЁЛ? ))

Был в прошлом владельцем АЗЛК 2141 с двигателем 2106-07. После ИЖ-412ИЭ с мотором 1,5 это была совсем другая машина. Он был и динамичнее, и более управляемый, гораздо более удобный салон и посадка за рулем. Мне достался 41-ый с салоном от «Святогора», с «красивой» панелью приборов с подсветкой изнутри. Вообще, «41-ый», на мой взгляд, из наших машин на тот момент был лучший по эргономике, в нем гораздо удобнее было сидеть за рулем, не уставала спина в дальней дороге, не затекали ноги. И передачи переключались четко, не сравнить с любым переднеприводным ВАЗом. Кстати, еще по одной дисциплине 2141 был впереди всех — пассивной безопасности. Он был безопаснее всех ВАЗов и Волги благодаря своей длинной передней части и мотору, который находился в свесе передних колес. Правда, что касается активной безопасности — тут не очень: что тормоза оставляли желать лучшего, что руль — никакой информативности и пять оборотов руля из стороны в сторону при полном вывороте колес, правда, очень маленький радиус разворотота. Но, самое слабое в этой машине была коррозионная стойкость кузова — снаружи машина была конфетой, а вот сварные швы ржавели и расцветали уже после второй зимы. Ну, еще это был конструктор, который надо было «перетрясти и подкрутить», и лучше это было сделать снова. Например, в рулевой рейке не было смазки с завода, пришлось ее туда закладывать. Вообще, как мне сказали еще в магазине — «а что ж вы хотели, АЗЛК — это Автомобиль, Заранее Лишенный Качества»))).

Audi 80 второго поколения против ВАЗ-2109 и АЗЛК-2141. Машины одного уровня?

Алеко, Спутник? Не прижились у нас экспортные имена первых советских переднеприводников. Пятидверный ­ВАЗ-­2109 окрестили «девяткой», а Москвич звался Азлык — АЗЛК-2141, Автозавод имени Ленинского комсомола.

В те годы сравнительных тестов в прессе не было, а уж с иномарками. И только теперь, три десятка лет спустя, мы не просто свели вместе Москвич и «девятку», но и выставили против них исправный седан Audi 80 второго поколения.

Первую партию «девяток» на ВАЗе выпустили в 1987 году, наш автомобиль как раз из ранних. Коричневый интерьер, мотор 1.3, четырехступенчатая «механика». До сих пор помню, как смотрелась на «низкой панели» папина магнитола Sharp ­GF-7500. А сколько на длиннющей полке справа от панели приборов умещалось бутылок пива!

Водительское сиденье низкое и мягкое, рычаг переключения передач короткий, его ходы бесконечны, а четкость на троечку. Тогда еще никто не знал, что это растянется как минимум на тридцать лет. Ведь даже у Вес­ты механизм переключения хуже, чем у Жигулей.

А сзади в «девятке» тесно. Странно, почему я не чувствовал этого в те годы? Время с подругами на мягком диване летело так незаметно.

На заднем сиденье Москвича куда вольготнее — недаром «сорок первые», наряду с Волгами, работали в такси. Высокий потолок, невиданная ранее роскошь в виде едва заметного центрального тоннеля. А багажник почти на треть крупнее вазовского — но открывается только ключом. Чтобы при этом не глушить мотор, прямо с завода связку скрепляли быстросъемным пластиковым карабином.

Читать еще:  Газогенераторный двигатель устройство принцип работы

Основательные передние кресла, крупные и сильно разнесенные педали, которые можно легко нажимать даже в валенках. Сибирский размах! Печка у Москвича, кстати, была не хуже вазовской. А по аэродинамической проработке это лучшая машина в СССР — заднее стекло всегда оставалось чистым (причем без дворника!), да и к боковинам грязь почти не липла. «Девятка» же, напротив, оказалась грязнулей.

Но собран москвичовский интерьер отвратительно. Качество пластмассы как у одноразовой посуды, в местах сопряжения не зазоры, а настоящие дыры. И все это грохочет и трясется на ходу.

7 нескучных фактов про Москвич-2141

1. Он вам не Симка

Первые опытные образцы нового автомобиля на АЗЛК появились еще в 1970-х. Машины с оригинальными кузовами сохранили классическую компоновку и двигатель Москвич-412, но некоторые узлы и агрегаты были новыми, например коробка передач.

Определенные и даже вполне конкретные предложения на уровне эскизных проектов, СССР делала и компания Porsche, ранее по собственной инициативе модернизировавшая Москвич-412 для европейского рынка.

Но Porsche привлекли к созданию ВАЗ-2108, что обошлось СССР «в копеечку». Поэтому сотрудничество по еще одному автомобилю было просто немыслимым.

Вместо прямого сотрудничества с иностранными компаниями руководство советского автопрома выбрало в качестве образца для новой модели АЗЛК французский хэтчбек Simca 1307, который стал в 1978-м Автомобилем года. Конструкторы АЗЛК были от этой машины не в восторге и постепенно вносили во французскую концепцию изменения. В результате остались лишь внешние габариты и размеры салона.

От раннего варианта интерьера Москвича-2141 с заимствованными у Симки элементами тоже ничего не сохранилось. Салон Москвича смотрится менее выразительно и даже простовато, зато — оригинально. И называть Москвич копией Симки нельзя.

2. Возьмем Audi и переделаем

У французской Симки двигатель стоит поперек, передняя подвеска — на поперечных рычагах. У Москвича все иначе. Схожая у этих машин лишь задняя подвеска с разнесенными амортизаторами и пружинами.

Продольная схема расположения силового агрегата и передняя подвеска типа McPherson у Москвича-2141 — от Audi 100. Такая компоновка более удачная и передовая, нежели французская. А вот задняя подвеска у Audi иная — со стойками, объединяющими пружины и амортизаторы.

3. Новые двигатели: разработали и бросили

Под капотом большого автомобиля должен был появиться новый приличествующий ему двигатель. Даже два! На АЗЛК разработали и довели до опытных образцов мотор Москвич-414 с чугунным блоком цилиндров и алюминиевой головкой. Бензиновый агрегат рабочим объемом 1,8 л развивал 95 л.с. при 5200–5800 об/мин. По тем временам — вполне достойный показатель для такой машины. Тем более, что мотор имел и потенциал для форсирования.

На базе бензинового агрегата готовили и дизель с теми же диаметром цилиндров и ходом поршня (82х85 мм). При 3900–4500 об/мин дизель выдавал тоже достойные по меркам 1980-х 65 л.с. Но новые моторы так и не появились.

К началу выпуска Москвича-2141 в 1986 году двигатели до ума не довели. Да и новое производство для них в Москве не было готово. Часть дорогущего импортного оборудования завезли, и на этом деньги кончились. А вскоре политическая и экономическая ситуация в стране стали стремительно меняться. И государству стало уже совсем не до нового легкового двигателя.

4. Сгодится всё: от ВАЗа до Renault

Как временную меру на серийные автомобили стали ставить знакомые по Москвичу-412 и 2140 уфимские двигатели УЗАМ-331 объемом 1,5 л и 1,6-литровый мотор ВАЗ-2106.

Оба агрегата для такой машины были откровенно слабы. Вазовский выдавал 76,5 л.с., а УЗАМ-331 — модернизация очень неплохого (в давние времена) 75-сильного УЗАМ-412 — в угоду экологии еще и дефорсировали до 72 л.с. Вазовские Самары, к примеру, были куда динамичней.

Позднее появился двигатель УЗАМ-3317 с увеличенным до 1,7 л рабочим объемом и мощностью 85 л.с. Потом на «сорок первые» стали устанавливать даже французские агрегаты Renault в 112 л.с.

С импортным двигателем Москвич уже с приставкой Святогор стал куда динамичней. Но мотор был дорогим, а поднимать цену автомобиля было нельзя. Ведь спрос на него даже с французским двигателем не был гигантским.

5. Как погубили седан

На платформе Москвича-2141 собирались делать целое семейство автомобилей, считая хэтчбек лишь базовой версией.

Планировали выпуск седан Москвич-2142. Но директор завода Валентин Коломников мечтал, чтобы уж этот автомобиль сразу пошел в производство с новым 95-сильным двигателем, достойным модели такого класса. Но мотор так и не родился. И седан тоже.

Вместо этой модификации новое руководство завода во главе с Рубеном Асатряном, уже после смерти Коломникова, в 1990-х взялось за создание непонятно кому нужных удлиненных версий с помпезными именами — Князь Владимир, Юрий Долгорукий и даже Калита и французскими 145-сильными моторами. Машины было дорогими, спрос на них был мизерным. При этом качество сборки, заводской антикоррозийной обработки и окраски машин оставалось чудовищным.

6. Вместо универсала — пикап

На заводе работали и над универсалом. Свое виденье такой модификации предложила и югославская фирма Progress. В Югославии к Москвичу проявляли повышенный интерес. Первый удлиненный хэтчбек сделали там! Правда, не в качестве чиновничьего, а санитарного автомобиля. Но интерес к советской машине за границей быстро угас.

В Москве же из всех задуманных модификаций в серию пошел лишь пикап Москвич-2335. А еще в Киеве собрали около 700 грузопассажирских высоких Москвичей-2901 типа ижевского «каблука» ИЖ-27156. Но эта машина нормальный универсал заменить никак не могла. Да и покупательский интерес к Москвичу к тому времени совсем упал.

7. Версию 4х4 не желаете?

У Москвича-2141 должна была появиться и полноприводная модификация — Москвич-21416. Над конструкцией долго и старательно работали, испытывали и доводили опытные образцы с разными типами трансмиссий. В итоге выбрали механические дифференциалы повышенного трения, сделали независимую заднюю подвеску. Но такой машине тоже не суждено было появиться в серии.

Позже полноприводную конструкцию в упрощенном виде перенесли-таки на длиннющий псевдопредставительский седан Калита. Сделали таких автомобилей примерно полтора десятка.

Конец карьеры

Для экспорта из-за отсутствия собственного дизеля создали модификацию с 60-сильным двигателем Ford. Но интерес к этой машине в Западной Европе был мизерным. Как и на внутреннем рынке.

До 2001 года (официально завод остановили в 2002-м) собрали чуть больше 700 тысяч автомобилей. Но совсем не таких, какие планировали во второй половине 1970-х.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector